Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

Опыт социального партнерства в подготовке кадров по антинаркотическому управлению

Из книги Г. В. Зазулина "Антинаркотическая политика в России: Проблемы становления"

08 июля 2015 :: Г. В. Зазулин

Печатается по: Конфликтология – теория и практика. СПб., 2004. № 2 (3). Июль. С. 121–126 (в соавторстве с А.И. Стребковым).

Статья посвящена теме "социальное партнерство, подготовка кадров и антинаркотическое управление". За годы работы в ECАD приобретен уникальный опыт именно на этом направлении. Необходимо отметить, что большинство российских регионов и городов имеют одну общую проблему – отсутствие результативной региональной антинаркотической политики. Однако, хотя эта проблема и общая, каждый пытается ее решать по-своему. Во многом это обусловлено тем, что до сих пор в нашем государстве не разработан единый подход к реализации антинаркотической политики. Отсутствуют программы и высшие учебные заведения по подготовке специалистов в этой области.

Почему мы обращаем внимание именно на подготовку кадров по антинаркотическому управлению? Мы глубоко убеждены в том, что, на сегодняшний день, есть много прекрасных специалистов: психологов, медиков, полицейских, учителей, но пока отсутствуют "управленцы", способные организовать в регионах (городах) целенаправленную работу, направленную на сокращение количества наркоманов и уменьшение наркопреступности. Помогая отдельным людям, мы не получим общий результат. А ведь денег, для того чтобы всем помочь на индивидуальном уровне, никогда не хватит.

Начало этому было положено в 2001 г. В Санкт-Петербургском государственном университете (СПбГУ) создан Международный центр антинаркотической политики. На семинарах, проводимых для ключевых сотрудников администраций российских городов – членов ECAD отвечающих за координацию общих усилий, ученые СПбГУ совместно с приглашенными экспертами стали искать ответы на злободневные вопросы.

Например, может ли работа Межведомственных комиссий по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту (далее просто антинаркотических) при главах административно-территориальных образований стать эффективной? Ведь зачастую и в городах, и в субъектах Федерации председателями антинаркотических межведомственных комиссий назначают людей, которые в своей предыдущей деятельности не были связаны с решением этой проблемы, и, заметьте, от них зависит принятие управленческих решений. Особенно негативно это сказывается в тот момент, когда идет дискуссия, когда у членов комиссии расходятся взгляды на тот или иной вопрос. В Санкт-Петербурге еще недавно эти посты занимали адмиралы или контр-адмиралы, совмещающие деятельность вице-губернатора с деятельностью председателя антинаркотической Межведомственной комиссии. Это уважаемые люди, способные победить в морском сражении, но что они могут сделать в сражении с наркоманией, где необходимы специальные знания?

В октябре 2001 г. было принято решение Совета Безопасности, которое призвало субъекты Федерации создать отделы по организации профилактической работы в области наркотизации населения, отделы, способные управлять, координировать антинаркотическую работу всех территориальных структур. Мы тщательно изучили этот вопрос и можем с уверенностью сказать, что ни один субъект Северо-Запада практически никак не отреагировал на это решение Совета Безопасности, так как оно носило рекомендательный характер. То есть отреагировали адекватно – раз рекомендовано, значит, можно не выполнять. Прошло два года, и мы получили Госнаркоконтроль. Мы абсолютно убеждены, что это решение связано именно с тем, что субъекты игнорировали решение Совета Безопасности. Потому и произошли эти реформы, подчас такие сложные и болезненные.

То , что комитет Госнаркоконтроля будет заниматься управлением, организацией и взаимодействием, это понятно, но интересно, кто же из специалистов будет работать в этой структуре, где они получали свое высшее образование в области антинаркотического менеджмента? В настоящее время ни на одной из кафедр государственного и муниципального управления не преподают, как именно управлять в данной сфере. Ни в одном из учебников по социальному менеджменту тоже нет подобной информации.

И потом хотелось бы отметить, что, по прогнозам экспертов, нам сегодня противостоит не наркомания, а наркоэпидемия. А это явление гораздо более сложное. Это консолидация наркотизма, наркокультуры, собственно наркомании и еще наркопреступности – вот четыре ее составляющих. И еще, необходимо отметить, что в России есть сторонники легализации наркотиков, врачи, лоббирующие выдачу метадона героиновым наркоманам и руководители программ обмена шприцев и игл. Все эти люди объективно являются достаточно серьезным препятствием в формировании в обществе единодушного мнения о том, что наркомания не личное дело индивида, и что к тому, кто потребляет наркотики и не желает лечиться, надо быть безжалостным.

Поэтому мы считаем, что необходимо учить людей управлению в этой области. В связи с этим хотелось бы привести конкретный пример. Правительством Великого Новгорода проведен конкурс, выбран конкретный победитель, который направлен учиться на 2 года по магистерской программе на философский факультет СПбГУ. Он будет учиться по программе "Наркоконфликтология". А окончив данный курс, этот человек, став уникальным специалистом, по договору целевого распределения вернется в администрацию Новгородской области на работу на 5 лет. Но не просто так, а на соответствующий уровень, поскольку эти знания должны быть использованы. Такого в России еще не было. И я попытаюсь рассказать, как мы пришли к этому. Потому что только таким путем можно соединить власть и знание. И если удастся соединить власть и знания, то нам удастся справиться с этой проблемой и ликвидировать ее в России.

В Западной Европе в 1990 г. произошла консолидация сил, выступающих за легализацию наркотиков. Во Франкфурте собрались представители европейских городов (ECАD тогда не существовал) и приняли резолюцию, призывающую легализовать наркотики. На этой конференции было высказано мнение, что раз "война наркотикам проиграна", то давайте уменьшать вред, давайте искать другие формы решения проблемы.

Здесь хочу отметить, что точно в это время в России была совершена грубейшая ошибка в области антинаркотической политики. На самом высоком уровне были приняты документы, в которых потребление наркотиков было приравнено к естественным правам человека (на сайте ecad.ru этот документ есть). Соответственно, произошла декриминализация законодательства, то есть исключили статьи, предусматривающие ответственность за немедицинское потребление наркотиков из Административного кодекса (ст. 44) и из Уголовного кодекса (ст. 224.3).

Но вернемся к Европе. В 1994 г. в Швеции происходит консолидация противников легализации, сторонников антинаркотических конвенций ООН 1961, 1971 и 1988 гг. На конференции мэров городов была принята Стокгольмская декларация 1994 г. Этот же год стал годом рождения международной общественной некоммерческой организации "Европейские города против наркотиков (ECAD)", которая существует на взносы городов. Первоначально ECAD возник как объединение 24 городов Европы. В нем приняли участие Москва, Санкт-Петербург, Калининград, подписавшие Стокгольмскую декларацию.

К концу 1999 г. организация стала насчитывать 240 европейских городов, а российских так и осталось три. Они Декларацию подписали, но взносов не платили и работы никакой не вели, а о какой работе могла идти речь, если с 1990 г. в России потребление наркотиков стало считаться естественным правом человека. В этом же году с приходом нового директора ECАD Томас а Халлберга было принято стратегическое решение о расширении деятельности ECАD в России.

Суть его заключалась в том, чтобы ввести должность регионального директора ECAD в Санкт-Петербурге, в 10 раз снизить размер членских взносов для российских городов – поскольку и заработная плата и валовой национальный доход на одного человека в Европе в 10 раз выше, чем в России. И привлекать российские города в ECАD для обобщения опыта и партнерства в этой области.

Уж е в феврале 2001 г. было заключено соглашение между ECАD и Санкт-Петербургским госуниверситетом. При этом было решено создать в университете просветительский учебно-научный Международный центр по разработке и обучению государственной и региональной антинаркотической политике. Очень непростое было это начинание, но, тем не менее, патриотические чувства возобладали, и партнерские отношения сложились.

Через некоторое время выяснилось, что для развития российской ветви ECAD недостаточно иметь физического представителя этой организации в России, и возникла необходимость сформировать филиал ECАD в России. В 2002 г. была создана и зарегистрирована Санкт-Петербургская общественная организация "Города против наркотиков", что значительно облегчило задачу небольшим российским городам по вступлению в ECAD и уплате членских взносов, которые сложно было платить в Стокгольм, и в то же время позволило включиться в задачу подготовки кадров для администраций городов в области антинаркотической политики и управления.

С регистрацией юридического лица мы стали активнее участвовать в международных проектах, которые реализуются, в частности, в нашем округе. В настоящее время идет проект развития антинаркотических стратегий в Северо-Западном федеральном округе РФ. Он проводится в основном для городов членов ECАD в университете на базе центра антинаркотической политики и рассчитан на 2002–2004 годы. Это цикл из 12 семинаров по различным проблемам, связанным с борьбой с наркотиками.

Уж е проведены такие семинары, как "Политика. Проблема кан набиса", "Антинаркотическое управление (национальный уровень)", "Антинаркотическое управление (муниципальный уровень)", "Милиция и наркотики", "Журналистика и наркотики", "Школа и наркотики". По каждому семинару выпущен специальный номер журнала. Эти журналы рассылаются по городам участникам ECAD. Все материалы выставляются на нашем сайте "Европейские города против наркотиков. Россия". На семинары приезжают люди из разных регионов. Рассмотрение проблем, касающихся наркотиков, стало происходить в среде ученых. Эти проблемы очень сложные. И порой они заключаются даже в том, что мы не успеваем договориться о терминологии, поэтому часто спорим там, где спорить-то и не нужно, а достаточно только определиться с терминами.

В конце 2003 г. состоится еще один семинар "Наркотики на рабочем месте", а остальные, такие как " Наркотики в тюрьмах", "12 шаговая модель", "Профилактика ВИЧ среди наркоманов", "Опыт неправительственных организаций", "Войну наркотикам должна объявить власть", запланированы на 2004 г.

Еще нужно отметить, что в 2003 г. впервые в России Межведомственный экспертный совет Министерства образования РФ принял решение о введении подготовки МАГИСТРОВ по КОНФЛИКТОЛОГИИ на философском факультете Санкт-Петербургского госуниверситета. Магистерский стандарт состоит из нескольких программ. Одна из них называется "Наркоконфликтология". Специалистов по управлению наркоконфликтами готовят 8 докторов и 9 кандидатов наук.

В течение 2 лет магистрант, обучаясь на кафедре конфликтологии философского факультета СПбГУ, осваивает следующие специальные дисциплины:

  1. Общая теория потребностей и зависимости (которая рассматривает чрезвычайно важный вопрос зависимостей: мы зависим от вещей, от денег, от многих других факторов, и это социальный фон развития наркозависимости).

  2. Теоретические аспекты наркоконфликтологии.

  3. Биологические основы наркозависимости (в этом курсе, который читают представители естественных наук, слушатели с большим интересом знакомятся с работой головного мозга: здорового мозга и мозга, находящегося под воздействием наркотиков).

  4. Социальные факторы и координаты наркотизма.

  5. Наркоконфликт и социальная безопасность.

  6. Система международного контроля за наркотиками: история и современность (за 100 лет сложилась международная система, а эту дисциплину до сих пор не преподают даже студентам факультетов международных отношений. А изучив ее, выпускникам подобных факультетов было бы гораздо легче найти в дальнейшем работу).

  7. Антинаркотическая политика: международные сравнения (этот курс предполагает изучение проблемы в таких странах, как Китай, США, Швеция, Голландия, Россия).

  8. Структуры здравоохранения как институт разрешения наркоконфликта.

  9. Правоохранительные структуры как институт разрешения наркоконфликта.

  10. Структуры образования как институт разрешения наркоконфликта.

  11. Структуры по делам молодежи как институт разрешения наркоконфликта.

  12. Общественные организации как институт разрешения наркоконфликта.

  13. Результативный региональный антинаркотический менеджмент.

  14. Роль СМИ в обострении и разрешении наркоконфликта.

  15. Наркоконфликт в формате конфликта культур.

  16. Наркоконфликт в семье и школе.

  17. Наркоконфликт на производстве.

  18. Религия и наркоконфликт.

  19. Эффективные технологии разрешения наркоконфликта.

Из названий курсов видно, что многие из них имеют прикладное значение (магистры смогут работать помощниками мэров, губернаторов в этой области). Но теоретических дисциплин также достаточно, и поэтому в дальнейшем магистры смогут преподавать в высших учебных заведениях. Как видите, основной упор в обучение делается на наркоконфликт. Давайте выясним, что же это такое? Есть несколько понятий наркоконфликта. Итак, понятие очевидное.

Наркоконфликт – это столкновение интересов живущих в одной семье, в одном городе, в одной стране, на одной планете в конце концов ( т. е. вынужденных взаимодействовать) участников незаконного оборота наркотиков (НОН) с теми, кто в нем не участвует.

Под природой наркоконфликта мы понимаем следующее: наркоконфликты обусловлены перекосом в решении вопроса о соотношении интересов общества и личности в пользу человека как отдельного самоценного существа. Во все времена в странах, где при решении этого вопроса приоритет отдавался обществу, проблемы наркотиков (как угрозы социуму) не существовало.

И, наконец, понятие наркоконфликта не очевидное. Наркоконфликт – это столкновение взглядов, целей, позиций и интересов субъектов, "программирующих" индивида на наркозависимое поведение, со взглядами, целями, позицией и интересами субъектов социализирующих индивида в добропорядочного гражданина.

В заключение мне хотелось бы вернуться к началу. И повторить, что в 2003 г. заключен договор № 1 между философским факультетом СПбГУ, комитетом по делам молодежи Новгородской области и российским филиалом ECAD о совместной деятельности по подготовке в магистерской программе по направлению "наркоконфликтология" представителя Новгородской области. Целью договора является совершенствование государственного управления в сфере реализации антинаркотической политики в Новгородской области (улучшение профилактической работы, сокращение численности наркоманов, снижение наркопреступности).

Соединив власть ответственных руководителей российских регионов (городов), знания лучших отечественных ученых и международных экспертов, мы сумеем даже в условиях переходного периода (построения демократичного обществ, основанного на рыночной модели экономики) добиться сокращения численности активных наркоманов и снижения наркопреступности. Механизм соединения этих факторов – подготовка управленческих кадров на междисциплинарной основе – магистров конфликтологии. Он найден опытным путем в рамках социального партнерства.

Зазулин Георгий Васильевич
кандидат юридических наук, доцент кафедры конфликтологии Института философии СПбГУ (Санкт-Петербург, Россия)

Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику?

Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопрос саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ.

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2019 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования