Rambler's Top100 Информационно-публицистический ресурс «НЕТ - НАРКОТИКАМ!» (narkotiki.ru) НЕТ - НАРКОТИКАМ: ХРОНИКА
главное новости по оперативным данным официально закон антинаркотическая реклама фоторепортажи массмедиа здоровье родителям, учителям, психологам мнения экспертов исследования журнал "Наркология" книжная полка о проекте форум поиск

Фильтры на реабилитацию алкоголиков и наркоманов

14 апреля 2016 :: Протоиерей Сергий Бельков, Каклюгин Н. В.

Текущий резкий рост подростковой токсикомании и наркомании, снижение возраста приобщения к потреблению психоактивных веществ с одной стороны, а с другой вовлечение в наркоманию лиц наиболее работоспособного и репродуктивного возраста от 28 лет и выше, беспрецедентное распространение практически во всех субъектах Российской Федерации новых высокотоксичных видов синтетических наркотических средств, а также психотропных веществ, свободно реализуемых через аптечную сеть, повышение уровня смертельных исходов в результате их приёма на фоне отсутствия единой профессионально организованной общероссийской системы профилактики и оказания помощи данной группе лиц, безусловно, являются тревожным симптомом, угрожающим национальной безопасности России. Антинаркотическая проблематика в современном российском обществе остается одной из самых актуальных и с каждым годом приобретает всё большую социальную значимость. В России, несмотря на доступность оказания медицинской помощи по профилю "наркология", эффективность общегосударственных усилий в значительном снижении уровня немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ по-прежнему остаётся недостаточной. Во многом это связано с отсутствием чётко отлаженной многоуровневой системы комплексной реабилитации и ресоциализации с профессиональным образом организованными мотивационными программами, системой подготовки и сертификации кадров и в первую очередь с нерешённым вопросом постановки на учёт лиц, входящих в такие программы. В случае такового алко-  и наркозависимые лица поражаются на 5 лет в своих правах и не могут связывать род своей деятельности с вождением транспортных средств, охраной объектов с ношением оружия и ещё дополнительным длинным перечнем недоступных более для них рабочих специальностей. Родственники наркозависимых лиц, как и прежде, в "лихие" 1990-е и 2000-е, не ощущают полноценную государственную поддержку в момент острой беды, постигшей их семьи. Они вынуждены сами искать те или иные варианты лечения и реабилитации своих близких, нередко отдавая их в руки откровенных мошенников и шарлатанов.

Государственная наркологическая служба при этом явно не справляется с задачами преемственности лечебно-реабилитационных мероприятий, проводимых с наркологическими больными. На данный момент в учреждениях Минздрава России официально развернуто лишь 3 государственных медицинских реабилитационных центра – самостоятельных учреждения, в которых размещено 130 реабилитационных коек. Из года в год эта цифра практически не меняется. Кроме того, на базе специализированных учреждений (наркологических и психиатрических) развернуто 8 реабилитационных отделений, имеющих статус реабилитационных центров, и 85 реабилитационных отделений. Суммарный коечный фонд этих подразделений составляет около 2 500 коек. На всю страну, где число зависимых от различных разрушительных пристрастий превышает 5 миллионов по самым скромным подсчетам. Ситуация выглядит крайне плачевно. Несколько ранее представители российского Минздрава называли цифру "4", теперь "3". Минус одно государственное учреждение этого профиля. И это на всю страну!!! Помимо всего прочего, ставки врачей-наркологов в регионах постоянно сокращаются, количество коек практически не увеличивается, если это и происходит, то чаще всего "на бумаге", а не в реальности. И те по статистике регулярно простаивают пустыми – доверия к государственной наркологии у населения всё меньше, да и на учёт становиться для подавляющего большинства – чрезвычайная, крайне суровая реальность с ближайшими и отдалёнными неблагоприятными для социального статуса последствиями, даже после завершения качественной программы реабилитации и ресоциализации. Качественных мотивационных программ в наркологической службе, как мы уже писали выше, практически нет, специалистов должного уровня профессионализма, способных их реализовывать, тоже. Это направление отдано на откуп негосударственным реабилитационным учреждениям, за которыми нередко стоят недобросовестные структуры, в том числе нетрадиционной религиозной ориентации. Амбулаторная реабилитация и психологическая работа с родственниками существуют практически повсеместно только на бумаге. Такова печальная реальность государственной наркологии в наши дни. Вполне понятно, почему алкоголики, наркоманы и их родственники не хотят доверять решение своих проблем людям в белых халатах.

На этом фоне неудивительно, что на различных мероприятиях высокого правительственного уровня, с трибун Всероссийских и региональных научно-практических конференций в 2011-2012 годах заговорили о необходимости развития этого сегмента при участии социально ориентированных некоммерческих и коммерческих организаций. Тогда же стал активно внедряться в сознание государственных служащих, общественности, наших сограждан термин "государственно-общественное партнёрство". В апреле 2011 года премьер-министр России Дмитрий Медведев на заседании Госсовета в Иркутске поручил правительству создать в стране национальную систему медико-социальной реабилитации и ресоциализации лиц, в том числе несовершеннолетних, прошедших курс лечения от наркотической зависимости. В перечне поручений была предусмотрена и разработка и утверждение федеральных стандартов оказания медицинской помощи, в том числе и в области медико-социальной реабилитации наркоманов, а также разработка механизма государственной поддержки общественных и религиозных организаций, успешно занимающихся воспитанием, социализацией молодежи, профилактикой наркомании и медико-реабилитационной деятельностью. Также в этом поручении одним из ключевых моментов было названо привлечение к решению важнейшей государственной задачи негосударственных реабилитационных центров. Именно тогда впервые прозвучало поручение развивать механизмы государственно-общественного и государственно-частного партнёрства в этой сфере.

Несколько позже в интервью Российскому информационному агентству "Новости" заместитель начальника научно-исследовательского центра ФСКН России Борис Крупнов пояснил, какое значение вкладывают в это научные кадры главного антинаркотического ведомства страны: "Партнёрство, соединяющее в себе, с одной стороны, государственный заказ на социальную реабилитацию и ресоциализацию наркозависимых и контроль над исполнением этого заказа, а с другой стороны, творческую инициативу, личностный потенциал, уникальный опыт служения и милосердия общественных организаций". По его мнению, в национальную сеть должны войти лучшие реабилитационные центры страны, как государственные, так и негосударственные, а главным критерием отбора таких учреждений должны стать качество предоставляемых ими услуг, эффективность и безопасность процессов социальной реабилитации. Полностью интервью Бориса Крупнова, датированное октябрем 2011 г., см. здесь. Об основных принципах государственно-общественного партнерства руководитель реабилитационного направления в НИЦ ФСКН России рассказывал и ранее, озвучив позицию еще в статусе директора АНО "Института демографии миграции и регионального развития" (АНО ИДМРР) на круглом столе "Роль гражданского общества в противодействии спросу на наркотики" 28 июня 2010 г. в зале коллегии ФСКН России. Полный текст выступления см. здесь. В том же 2010-м он утвердил разработанные возглавляемым им негосударственным учреждением, "Правила функционирования системы добровольной сертификации работ и услуг по социальной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотики в немедицинских целях".

Актуальность данной работы подтверждается постоянно происходящими вокруг так называемых "реабилитационных центров", курируемых организациями нетрадиционной религиозной ориентации, в первую очередь – неопятидесятниками (синонимы – неопротестанты, харизматики, "евангельские христиане"). По сути, это вербовочные пункты армии адептов многообразных филиалов данного тоталитарного деструктивного культа, где определённым образом реформируют мышление, формируют из лица, зависимого от вещества или игры, компьютера, соцсетей адепта тоталитарного деструктивного культа – человека с подавленной волей и извращённым пониманием принципов оказания помощи зависимым лицам. Подробнее об этом см. здесь. Они же, эти адепты потом становятся руководителями или помощниками в аналогичных "реабилитационных" учреждениях, где в итоге процветают насилие и правовой беспредел в отношении попадающих к ним новых людей. Чемпионом по печальной статистике незаконных удержаний реабилитантов, пожаров со смертельными случаями в стенах закрытых учреждений, а также на объектах, где работают адепты, являются ассоциированные члены двух общероссийских сетевых структур – Ассоциации "Родина без наркотиков" и Национального антинаркотического союза. В первой ключевую роль играют центральные и региональные лидеры – неопятидесятники религиозной организации "Новое поколение" (подробности об их деятельности см. в видеосюжете здесь, о работе на соседней Украине – здесь), во второй – ту же роль в объединении подавляющее большинство составляют выходцы из неопятидесятников прозападной ориентации, харьковского "Царства Бога", пришедшего в Россию через Белгород в 2007-м под наименованием "Благотворительный фонд по формированию здорового образа жизни "Центр здоровой молодёжи", коротко – ЦЗМ. В 2012-м выпускники программ реабилитации-индоктринации ЦЗМ объединились под новым наименованием, прикрытием, некоммерческим партнерством "Национальный антинаркотический союз", коротко – НАС. Подробности истории его создания и последующего ребрендинга в деталях описаны в аналитической работе "Наркотики: тюрьма или секта. Национальный антинаркотический (просектантский) союз в условиях развивающихся механизмов государственно-общественного партнёрства", см. здесь:. Специфику деятельности НАС более подробно прояснил в своём докладе на круглом столе "Вопросы развития антинаркотической деятельности Русской Православной Церкви" 22 января 2015 года в Московском государственном техническом университете им Н.Э. Баумана в рамках XXIII Международных Рождественских образовательных чтений протоиерей Александр Новопашин, вице-президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС), член-корреспондент Европейской федерации исследовательских центров информирования о сектах (FECRIS): часть 1 и часть 2 выступления. Свое слово сказали и официальные представители административного аппарата Русской Православной Церкви – отвечающий за общецерковную социальную деятельность Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению в лице его председателя, викария Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона (Шатова) 12 сентября 2014 года подписал циркуляр, согласно которому "представляется нецелесообразным сотрудничество структурных подразделений Русской Православной Церкви с благотворительным фондом "Центр здоровой молодежи" и фондом "Во имя архангела Гавриила", а также деятельность клириков в реабилитационных центрах этих организаций". То есть, по сути, речь шла о неприятии деятельности и Национального антинаркотического союза, подавляющее большинство членов которого составили некоммерческие и на словах не соотносящие себя ни с каким религиозным вероучением общественные объединения. Полный текст циркуляра см. в материале "За фасадом якобы светской организации скрывается секта".

Неудивительно, что одним из первых предложил вынести на общественное экспертное обсуждение, разработать и преподнести как основные критерии оценки деятельности негосударственных реабилитационных учреждений именно НАС. Во главе его основной управляющей структуры, правления, стоят выходец из харьковского "Царства Бога", экс-президент благотворительного фонда "Центр здоровой молодёжи" Никита Лушников, а также прикрывающий его деятельность административным ресурсом вице-спикер Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации VI созыва Сергей Железняк. Последний возглавляет наблюдательный совет НАС. Он же председательствует в Межфракционной депутатской рабочей группе по вопросам профилактики и комплексной реабилитации наркомании, ВИЧ-инфекции и других социально значимых заболеваний (далее – МДРГ), секретарем которой является тот же господин Лушников.

Тесное сплетение сфер интересов абсолютно разных, казалось бы, по целям и назначению, государственных и неправительственных структур. Однако, это только на первый взгляд. За их совместной работой стоит отстаивание корпоративных интересов членов альянса = нетрадиционных религиозных движений неопятидесятнического толка. Более того, как нам стало известно, приближённый к аппарату Сергея Железняка человек, один из личных секретарей, супруга президента ЦЗМ Анна Горяинова, в настоящее время является хранителем и распорядителем финансов всех структур, входящих в систему ЦЗМ-НАС.

2 апреля 2014 г. в Москве в здании Государственной Думы состоялось 9-е заседание МДРГ. Основным поводом для его проведения стало обсуждение проекта стандартов и критериев оценки работы негосударственных реабилитационных центров, подготовленного коллективом экспертов группы при участии ряда специалистов в данной области. Как сообщал официальный сайт НАС, открывая заседание, председатель МДРГ, вице-спикер Госдумы РФ Сергей Железняк отметил, что без выработки комплексных критериев оценки реабилитации будет сложно повысить эффективность работы реабилитационных центров. "Существующие в настоящее время законы и нормативные акты не дают ответа на вопрос, каким критериям должны соответствовать реабилитационные центры, чтобы можно было сравнивать качество и спектр их услуг, какие должны соблюдаться правила и процедуры", – считает вице-спикер. По его словам, единые критерии оценки позволят избежать недоразумений и умышленных искажений фактов, которые могут дискредитировать как деятельность тех или иных реабилитационных центров, так и вообще, всей системы реабилитации в целом. Также в рамках заседания Сергей Железняк сообщил о намерении принять непосредственное участие в решении проблемы крымских наркозависимых, проходящих в настоящее время курс заместительной метадоновой терапии. После вхождения региона в состав России так называемая "программа снижения вреда" (основанная на переводе зависимых на контролируемое врачами употребление менее опасных препаратов) оказалась вне закона. В связи с этим Социальная платформа партии "Единая Россия" выступила с инициативой взять шефство над участниками данной программы, мотивировав их на полное выздоровление. Предполагается вовлечь алко – и наркозависимых в эффективные программы реабилитации и ресоциализации, успешно реализуемые на территории России. Подробнее см. здесь. Но что значит "успешно реализуемые на территории России" объяснить до сих пор ни может ни один эксперт, ни один представитель государственной наркологической, психологической и пенитенциарной служб, органов соцзащиты населения, юстиции или правоохранительных структур.

И тут на помощь пришло государство. Как указано в правилах Системы добровольной сертификации, созданной на площадке НИЦ ФСКН России привлеченными и собственными экспертами, она была предназначена для проведения независимой и компетентной оценки соответствия работ и услуг по социальной реабилитации и ресоциализации (далее работ и услуг) лиц, потребляющих наркотики в немедицинских целях (далее – наркозависимых лиц), а также организаций – исполнителей работ и услуг требованиям, содержащимся в настоящей системе.

Сертификация любыми государственными или общественными структурами по идее должна проводиться с целью:

  • повышения доступности и качества работ и услуг по социальной реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц;

  • содействия наркозависимым лицам в компетентном выборе организаций – исполнителей работ и услуг;

  • управления уровнем качества и безопасности деятельности организаций – исполнителей работ и услуг;

  • разработки и внедрения в практику реабилитации новых критериев эффективности и стандартов работы данных учреждений;

  • выявления и внедрения в широкую практику современных методов социальной реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц;

  • усиления государственно-общественного контроля за деятельностью негосударственных организаций, работающих в сфере медико-социальной реабилитации, социальной реабилитации (без лечения) и ресоциализации лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ, в целях недопущения нарушения действующего законодательства в сфере защиты гражданских прав.

Считаем вполне естественным, что разработкой критериев оценки деятельности учреждений, осуществляющих данные услуги, занялся Научно-исследовательский центр ФСКН России (далее – НИЦ ФСКН России) совместно с вышеупомянутым АНО ИДМРР, привлекшие к этой работе представителей профессионального экспертного сообщества. Именно в то время Борис Крупнов вошел в команду управленцев Федерального казенного учреждения "НИЦ ФСКН России" в качестве заместителя начальника.

В группу разработчиков критериев той, первичной, ИДМРР-овской версии вошел и один из авторов данного материала, Николай Каклюгин. Впоследствии, при подготовке к проведению первой в истории современной России сертификации стационарного реабилитационного учреждения, в группу разработчиков был привлечен протоиерей Сергий Бельков, в то время возглавлявший Отдел по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской митрополии, который включал в себя сеть православно-ориентированных центров социальной реабилитации в Приозёрском районе Ленинградской области. В рамках разработки системы сертификации были прописаны критерии оценки деятельности учреждений, предоставляющих населению услуги по социальной реабилитации (без лечения) лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ. Работа была проведена серьёзная, эксперты и практики совместно постарались учесть все тонкости такого многопрофильного сложного процесса как восстановление личностных характеристик и социальных связей лиц, пострадавших от того или иного вида химической зависимости. Однако, к сожалению, приходится констатировать, что в итоге на утверждение в Государственный антинаркотический комитет руководством НИЦ ФСКН России был подан "сырой", до конца непроработанный вариант, что и породило сегодня массу желающих внести в него коррективы и утвердить хотя бы на региональном уровне с периодическими попытками озвучить свои предложения для федеральных органов законодательной и исполнительной власти через экспертные площадки при Общественной Палате Российской Федерации.

Утверждённая в рамках разработки и реализации комплексных мер, направленных на снижение спроса на наркотики постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. №299 Государственная программа "Противодействие незаконному обороту наркотиков" с подпрограммой 3 "Комплексная реабилитация и ресоциализация лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях" ещё более обострила полемику. Целью подпрограммы является создание Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях. Одной из главных задач в соответствии с данным документом является создание на принципах государственно-общественного партнерства региональных сегментов и инфраструктуры Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях. И критериями включения в эту Систему стали критерии, созданные на площадке НИЦ ФСКН России, утверждённые ГАК 25 июня 2014 г.

Таким образом, основным раздражителем и камнем преткновения для общественников стал созданный весной 2014 года сотрудниками Федерального казенного учреждения "Научно-исследовательский центр ФСКН России" документ, содержащий 47 пунктов-критериев, согласно которым может быть дана оценка деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций, реализующих программы социальной реабилитации и ресоциализации лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ. В целом, следует отметить, что текст документа подготовлен на высоком профессиональном уровне. Однако, по нашему мнению, подкрепленному позицией ряда других экспертов, в нем содержатся моменты, требующие дополнительной доработки. Какие именно – было отражено в резолюциях 2-х экспертных рабочих совещаний, прошедших под председательством члена Комитета Государственной Думы по физической культуре, спорту и делам молодёжи Николая Сергеевича Валуева:

  • 21 ноября 2014 г. "Реабилитация наркозависимых – ключ к гуманной наркополитике. Выработка критериев оценки деятельности центров по реабилитации и ресоциализации наркозависимых" (резолюцию см. здесь);

  • 18 февраля 2015 г. "Современная российская молодежная антинаркотическая политика в условиях запуска Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические вещества в немедицинских целях. Разработка критериев оценки деятельности центров по реабилитации и ресоциализации наркозависимых" (резолюцию см. здесь).

Созданной рабочей группой, ядром которой стали авторы данной работы, был проведён критический анализ документа с этими 47-ю пунктами-критериями, внесены некоторые изменения в его структуру и содержание, после чего он был вынесен на обсуждение на первом думском рабочем совещании, доработан на втором и после финальной правки и верстки будет утвержден на предположительно запланированном на осень четвёртом рабочем совещании в Государственной Думе под председательством депутата Валуева. Третье, посвящённое проблематике практически полностью проваленной профильными государственными службами первичной и вторичной профилактике наркозависимости, планируется на вторую половину апреля.

Сегодня с целью определения этой позиции для понимания степени обоснованности включения того или иного реабилитационного учреждения, сети реабилитационных структур в Национальную систему реабилитации и ресоциализации лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ, экспертные сообщества, собранные теми или иными объединениями реабилитационных учреждений, активно работают в этом дискуссионном поле.

Основные межрегиональные (сетевые) коалиции, участвующие в развернутой общественной полемике по данному вопросу, либо пытающиеся, наоборот, подвергнуть жёсткой критике любые подобные инициативы в данном секторе социальных услуг:

  • Национальный антинаркотический союз (президент – Юлия Павлюченкова, председатель правления – Никита Лушников, председатель Наблюдательного совета – Сергей Железняк, см. здесь);

  • Некоммерческое партнёрство "Национальная антинаркотическая ассамблея" (учреждена в виде некоммерческого партнерства Союзом гражданских инициатив Елены Полянской, близкой с РосХВЕ(п) Сергея Ряховского, директор – она, председатель Совета НП – Александр Михайлов, руководитель Департамента по межведомственной информационной деятельности ФСКН России с 2003 по 2008 гг., см. здесь);

  • Независимая наркологическая гильдия (президент – врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук, руководитель сети частных наркологических клиник "Клиника доктора Исаева", действующий в содружестве с Федеральным проектом "Трезвая Россия", руководительБийсултан Хамзаев, член Общественной Палаты РФ, см. здесь);

  • Национальная ассоциация реабилитационных центров (президент – Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Автономной некоммерческой организации "Институт демографии, миграции и регионального развития", причастного к первичным пробам сертификации негосударственных реабилитационных учреждений страны совместно с НИЦ ФСКН России, см. здесь);

  • Национальный союз реабилитационных центров (президент – Александр Голубков, объединяет реабилитационные учреждения Некоммерческого фонда "Здоровая страна", см. здесь)

  • Ассоциация некоммерческих организаций "Родина без наркотиков" (президент – Вадим Харитонов, см. здесь, представляет интересы самой ультрарадикальной неопятидесятнической группировки в России, так называемой "Церкви "Новое поколение"", здесь можно увидеть, как он пытается уйти от неудобных вопросов журналиста из Кузбасса).

  • Свердловская областная общественная организация "Центр поддержки гражданских инициатив "Открытое общество"", первая, до Юрия Крупнова зарегистрировавшая в органах юстиции и начавшая апробировать в стационарных реабилитационных учреждениях протестантского и неопротестантского (неопятидесятнического) религиозного наполнения Систему добровольной сертификации антинаркотических некоммерческих организаций, АННКО (председатель – кандидат юридических наук Татьяна Тагиева, см. здесь).

Здесь практически за каждой коалицией при создании и предложении своей версии критериев оценки деятельности таких организаций, стандартов работы, прежде всего, учитываются не интересы пострадавших от своих патологических стереотипов зависимого поведения лиц и их родственников, либо интерес соответствующих госструктур, желающих раз и навсегда навести порядок в этой сфере, а заинтересованность входящих в эти коалиции ассоциированных членов, будь то профессиональным образом организованные терапевтические сообщества для наркозависимых лиц, ширма для новых религиозных движений, тоталитарных деструктивных культов или попытка заявить о себе со стороны коммерческих структур, скрывающих свой корыстный интерес за идеей безвозмездной благотворительности и существования исключительно на добровольные пожертвования наркозависимых граждан и их родственников. Естественно, что без сертификации данного вида деятельности о наведении порядка в данном сегменте социальных услуг населению говорить не приходится. Эксперты предполагали первично, что она станет проводиться добровольно в рамках создающейся под контролем центрального аппарата ФСКН России и Государственного антинаркотического комитета. Неоднократно высказывались предложения впоследствии сделать её обязательной и, вероятно, довести до момента лицензирования такого рода деятельности на определенный срок с дальнейшим повторным лицензированием на регулярной основе. Закономерно, что подобные предложения вызвали недовольство у тех структур, которым есть что скрывать при проведении лечебно-реабилитационной работы с данным контингентом.

Степень заинтересованности подобных организаций в ослаблении государственно-общественного контроля за данным, проблемным во многих отношениях сектором оказания социальных услуг населению, можно оценить, владея информацией о том, кто стоит за единственным на сегодняшнее время общепризнанным и государством, и независимым экспертным сообществом ГОСТ Р 54990-2012 "Социальное обслуживание населения. Реабилитационные услуги лицам, зависимым от наркотических средств, психотропных веществ и алкоголя. Основные виды социальных услуг". Несмотря на то, что стандарт разработан Федеральным государственным унитарным предприятием "Российский научно-технический центр информации по стандартизации, метрологии и оценке соответствия", утвержден и введен в действие 1 июля 2013 года приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 18 сентября 2012 г. №327-ст, в экспертной среде он считается недоработанным, поскольку не соответствует установленным для документов такого уровня требованиям. Создан он, следует отметить, при участии Союза некоммерческих организаций социальной деятельности и гражданских инициатив, тем самым СГИ Елены Полянской – структурой, позиционирующей себя как светскую, нерелигиозную организацию, в реальности тесно связанную с Российским союзом христиан веры евангельской (пятидесятников), подавляющее большинство членов которого являются представителями неопятидесятнического религиозного движения, скрывающиеся за псевдонимом "евангельские христиане". Подробнее об их деятельности см. здесь.

Исходя из всего вышеописанного, рабочая площадка Государственной Думы под председательством члена Комитета по физической культуре, спорту и делам молодёжи, депутата Николая Валуева представляется нам наименее ангажированной, не представляющей чьи-либо узкокорпоративные интересы, способная создать и обосновать продукт как наиболее соответствующий интересам всех здоровых реабилитационных сообществ страны без учета коммерческой составляющей процесса и не создаваемый для устранения конкурентов в этой сфере чрезмерно завышенными требованиями в критериях и стандартах деятельности к тем или иным особенностям лечебно-реабилитационного процесса.

Далее предлагаем вниманию читателей основные моменты, рождённые в результате двух экспертных "мозговых штурмов" на думской площадке 21 ноября 2014 г. и 18 февраля 2015 г. при непосредственном участии авторов данных предложений, продуцирующих идеи и координирующих деятельность других экспертов, привлечённых в этом формате к работе.


В ноябре 2014 года мы провели анализ отправленных НИЦ ФСКН в региональные управления службы критериев и методов оценки деятельности негосударственных учреждений по социальной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотики в немедицинских целях. Тогда нами был переработан их вариант, в котором было сокращено количество требований к реабилитационным учреждения с 47-ми до 33-х. Также они были несколько видоизменены и иначе структурированы. Этот вариант и был предложен для обсуждения на рабочем совещании в Государственной Думе 21 ноября 2014 года.

В системе оценки качества услуг по социальной реабилитации и ресоциализации потребителей наркотиков содержались критерии, которые функционально были разделены на 2 группы, как и в первичном, утвержденном на заседании ГАК документе НИЦ ФСКН России:

  1. Оценка базовых условий для социальной реабилитации и ресоциализации;

  2. Оценка процесса социальной реабилитации и ресоциализации

В список Критериев оценки деятельности учреждений по реабилитации и ресоциализации наркозависимых также были включены некритические требования, несоответствие которым не препятствует взаимодействию с этой организацией при условии их устранения замечаний в течение срока, устанавливаемого проверяющей стороной. Их количество также было сокращено. Тогда же протоиереем Сергием Бельковым было предложено оценку каждого из критериев осуществлять по балльной шкале, поскольку первичный вариант Критериев таковой не содержал. В соответствии с чем было абсолютно непонятно каким образом специалистам, участвующим в экспертной работе, оценивать те или иные параметры, заложенные в Критерии и как ранжировать по степени качества деятельности то или иное реабилитационное учреждение – как определить что у кого лучше, а над чем стоит поработать, иначе учреждение не "дотянет" по требуемой сумме баллов и не будет включено в Национальную систему комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические вещества в немедицинских целях.

По итогам думского рабочего совещания 21 ноября 2014 года его участниками было предложено следующее: "Провести доработку предложенного рядом участников совещания варианта критериев оценки качества услуг по социальной реабилитации и ресоциализации лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ, созданных на основе утверждённых Государственным антинаркотическим комитетом 25 июня 2014 года критериев в целях повышения качества оказания реабилитационных услуг наркозависимым лицам, а также исключения участия в предоставлении социальных услуг населению представителям тоталитарных деструктивных культов (сект) из числа нетрадиционных религиозных движений". Этот пункт был внесен в Итоговую резолюцию и с этой целью из части участников организовалась рабочая группа, приступившая к коррекции Критериев до момента созыва второго рабочего совещания под председательством депутата Николая Валуева.

Также одним из пунктов резолюции как указание к действию стало следующее предложение: "Разработать порядок оценки и контроля за содержанием реабилитационных программ и проведения реабилитации наркозависимых на предмет выявления фактов физического, психологического или духовного насилия (религиозных и психологических суггестивных практик, оказывающих деструктивное воздействие на личность и группу, нейролингвистического программирования, использование методов сайентологии и дианетики, неопятидесятнических харизматических псевдорелигиозных практик)". И далее: "Обеспечить прекращение реализации программ реабилитации и ресоциализации наркозависимых общественными организациями при выявлении сокрытия ими фактов религиозной деятельности, как несоответствующей уставной". От ряда выступающих поступило предложение обязать организации, занимающиеся реабилитацией наркозависимых, к открытости всех аспектов деятельности, всех фаз реабилитационного процесса, готовности к информированию общественности, средств массовой информации, органов власти, Государственного антинаркотического комитета, региональных антинаркотических комиссий, ФСКН России и других правоохранительных структур, учреждений здравоохранения и социальной защиты населения о работе реабилитационного центра в соответствии с законодательством РФ. Данный пункт также был внесен в Итоговую резолюцию мероприятия вместе с пожеланиями участников при разработке критериев и методов оценки качества услуг по социальной реабилитации и ресоциализации потребителей наркотиков, предусмотреть особенности реабилитационной деятельности государственных, общественных и религиозных организаций. Этим и создалась созданная рабочая группа с нашим ведущим и координирующим участием.

Тогда же отдельной строкой в Итоговую резолюцию совещания были вынесены ряд моментов, описывающих механизмы сотрудничество соответствующих Критериям негосударственных реабилитационных учреждений с медицинскими учреждениями:

  1. Реабилитационные учреждения, имеющие Государственную сертификацию или грантовую поддержку от государства должны быть обеспечены медицинской помощью со стороны органов здравоохранения в отношении лиц, проходящих реабилитацию, затраты которых покрываются за счет государства (или целевой государственной программы);

  2. Обязать медицинские учреждения, находящиеся в непосредственной близости от реабилитационных центров, заключать договоры на оказание медицинской помощи реабилитантам, которые будут оплачиваться за счет государственных средств. Это необходимо осуществить для оказания медицинской помощи лицам, постоянно проживающим в других регионах, а так же лицам, не имеющих полиса обязательного медицинского страхования.

  3. Органам здравоохранения разработать порядок освидетельствования лиц, проходящих реабилитацию и не состоящих на наркологическом учете, с целью постановки диагноза "наркомания" и выдачи оплачиваемого сертификата, без обязательной постановки их на наркологический учёт;

  4. Органам здравоохранения труда и социального развития разработать порядок оплаты сертификатов лиц, проходящих реабилитацию, в регионе, не связанном с их постоянным местом проживания.

В дальнейшем тема оплачиваемых государственными службами сертификатов для наркозависимых на прохождение реабилитационной программы в ряде субъектов Российской Федерации имела продолжение и преломление в практической плоскости. Самый крупный "пилотный" проект был развернут в г. Москве и Крымском федеральном округе.

Предложение участников совещания оказывать реабилитационным учреждениям, имеющим Государственную сертификацию или грантовую поддержку от государства, помощь в получении в собственность или в аренду помещений, а также освобождения их от оплаты за аренду и коммунальные услуги, к сожалению, так и осталось пожеланием в силу отсутствия материального и административного ресурса у соответствующих государственных служб. Рекомендация о внесении изменений в Федеральный закон "Об алкогольном регулировании", отразив в нем необходимость выделения части ежемесячного государственного акцизного сбора на создание, внедрение и содержание в России инновационных высокоэффективных технологий социальной реабилитации и психологической коррекции лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ, также осталась без внимания у федеральных законотворцев.

Ко второму рабочему совещанию в Государственной Думе под председательством члена Комитета Государственной Думы по физической культуре, спорту и делам молодежи Николая Сергеевича Валуева 18 февраля 2015 года наша рабочая группа подошла с доработанными критериями оценки деятельности учреждений по реабилитации и ресоциализации наркозависимых и конкретизирующими проблематику предложениями, в том числе:

  1. Считаем невозможным полноценный запуск и дальнейшее развитие Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализапии лиц, допускающих незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ, без включения в качестве обязательного начального момента лечения от наркомании этапа принудительного прерывания наркотизации с проработкой соответствующих нормативно-правовых документов и изменений в федеральное законодательство;

  2. Рекомендуем уполномоченным органам в сфере реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества, федерального, регионального и муниципального уровней:

    • при оценке реабилитационных программ особое внимание обращать на их содержательное наполнение, духовный (идеологический) компонент, имеющий ключевое значение для формирования у реабилитируемых общественно-полезных, патриотически направленных личностных установок, ценностей, стремлений,

    • при проверках деятельности реабилитационных организаций, не ограничиваясь изучением документации, организовывать работу с реабилитируемыми лицами и их родственниками, направленную на выявление фактов несоответствия заявленных и реально осуществляемых видов деятельности, включая незаявленную миссионерскую и коммерческую деятельность, а также признаки психологического и иного насилия, склонения к потреблению наркотиков, пропаганде антироссийских взглядов, антисоциальному и экстремистскому поведению;

  3. Считаем, что соответствие большинству подготовленных специалистами НИЦ ФСКН и утвержденных ГАК 25 июня 2014 года критериев оценки качества услуг по социальной реабилитации и ресоциализации лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ, невозможно, в связи с чем, у большинства учреждений, оказывающих данный вид социальных услуг в негосударственном секторе отсутствует желание взаимодействовать с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по формированию региональных сегментов комплексной реабилитации и ресоциализации наркозависимых в рамках создания Национальной системы. Очевидны как трудность их внятной оценки, так и невозможность разъяснения руководителям реабилитационных учреждений, почему их деятельность оценили именно так, а не иначе, на основании чего приходится признать, что предложенный региональными управлениями ФСКН России как базовый, вариант данных критериев не соответствует реалиям нашего времени и требует серьезной переработки с целью исключения каких-либо неточностей в трактовке заложенных в него оценочных параметров;

  4. Предлагаем считать критическими несоответствиями требования, предъявляемые к реабилитационным организациям, обязательные при их допуске к получению государственных субсидий, сертификатов на реабилитацию и прочих мер государственной поддержки:

    • сокрытие либо предоставление неполной и/или недостоверной информации о своей конфессиональной принадлежности, а равно отсутствие подтверждающих такую информацию документов (свидетельств) от имени вышестоящей (головной) религиозной организации (религиозного объединения),

    • участие реабилитационных сообществ в любых формах пропаганды и реализации стратегии "снижения вреда" (формирование в обществе "толерантного" отношения к незаконному потреблению наркотиков, пропаганда потребления наркотиков под предлогом обмена шприцев и игл, программ "опиоидной заместительной терапии", "аутрич-работа" по обучению "безопасным" способам потребления наркотиков, "адвокация" с манипулированием мнением представителей гражданского общества и органов государственной власти в целях либерализации потребления наркотиков), а также в попытках дискредитации антинаркотической деятельности ФСКН России и других органов государственной власти;

  5. Призываем профильные государственные надзорные органы обратить внимание на масштабную работу в России огромного количества никем не контролируемых учреждений социальной адаптации лиц в трудной жизненной ситуации, включая лиц, освободившихся из мест заключения, алко – и наркозависимых, без определенного места жительства ("низкопорогового уровня"), приступить к определению субъекта, координирующего их деятельность, нормативно-правовую базу, созданию и утверждению регламентирующих данное направление оказания социальных услуг документов, поскольку среди них функционирует значительная часть аффилированных с нетрадиционными религиозными движениями вербовочных структур, угрожающих национальной безопасности государства.

В целом, обсуждение данной проблематики было сложным. С ходом дискуссии можно ознакомиться здесь. Опираясь на п. 3 (см. выше) нами была проведена работа по дальнейшей переработке Критериев. Одновременно с этим один из автором данного материала, протоиерей Сергий Бельков, был приглашен в качестве эксперта в рабочую группу, созданную в Общественной Палате Российской Федерации при ведущем участии лидера Федерального проекта "Трезвая Россия" Бийсултана Хамзаева и президента Независимой наркологической гильдии Руслана Исаева. При обсуждении первичного, предложенного к рассмотрению проекта Критериев данной рабочей группы, были выявлены серьезные недоработки, на которые было указано отцом Сергием в переданном юристам Гильдии материале. В его подготовке участвовал и второй автор данной работы, Николай Каклюгин.

Предложения участников февральского думского экспертного рабочего совещания вызвали бурную реакцию у членов Рабочей группы при Общественной Палате РФ. Заседание по итогам представленных священником Сергием Бельковым 3 декабря 2015 г. переработанных Критериев проходило очень бурно – активно обсуждались представленные как нашей группой, так и другими членами Рабочей группы замечания. По результатам заседания 03.12.2015 было принято решение о компромиссном документе, в котором старались учесть мнения всех членов Рабочей группы. По некоторым вопросам разгорелась острая дискуссия, мнения членов группы были диаметрально противоположными. Несмотря на это, большая часть (более 70 %) критериев, разработанных нашей группой и представленные протоиереем Сергием Бельковым, легла в основу критериев, принятых Рабочей группой. Поэтому документ, составленный по результатам заседания 3 декабря 2015 г. не стал окончательным, сохранилась возможность его некоторой коррекции. Этот вариант уже не вызывал у членов Рабочей группы желание от него отказаться. Однако, у нас есть ряд существенных замечаний к нему, которые мы считаем необходимым предложить экспертному сообществу. Учитывая то обстоятельство, что рабочая группа Общественной палаты в основном опирается на наши разработки, считаем необходимым проанализировать именно этот вариант критериев оценки деятельности центров по реабилитации и ресоциализации наркозависимых как наиболее состоятельный из всего разнообразия предлагаемых ныне различными, указанными выше союзами, ассамблеями, альянсами, ассоциациями.

При этом выражаем благодарность Рабочей группе ОП РФ за предложенное нами добавление в перечень Критериев нового раздела "Критерии невключения/исключения в реестр участников Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях":

  1. Наличие в истории организации или биографии ее руководителей/сотрудников фактов физического, психологического или духовного насилия (религиозных и психологических суггестивных практик, оказывающих деструктивное воздействие на личность и группу, нейро-лингвистического программирования, использования методов сайентологии и дианетики, харизматических культов), а также таковых в настоящее время;

  2. Наличие фактов религиозной деятельности общественной организацией, осуществляющей реабилитацию и ресоциализацию наркозависимых лиц, несоответствующей уставной;

  3. Наличие задокументированных, либо выявленных средствами массовой информации, соответствующими надзорными органами фактов физического, психологического или духовного насилия над участниками программы реабилитации и ресоциализации, выпускниками или их родственниками (религиозных и психологических суггестивных практик, оказывающих деструктивное воздействие на личность и группу, нейро-лингвистического программирования, использования методов сайентологии и дианетики, харизматических культов);

  4. Тоталитарные деструктивные культы, иностранные религиозные объединения или их филиалы/представительства/представители, деятельность которых представляет угрозу информационной безопасности Российской Федерации (в трактовке Доктрины информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной 09.09.2000 г. Президентом Российской Федерации), а также общественные организации и религиозные объединения, осуществляющие экстремистскую деятельность, создающую реальную угрозу нарушения прав и свобод человека и гражданина, причинения вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и/или юридических лиц, обществу и государству (в трактовке Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности").

Мы уверены, что наличие этой части Критериев обязательно в перечне обязательных – если есть критерии включения в реестр добропорядочных организаций, то должны быть и критерии исключения. Так принято прописывать в любых списках параметров, описывающих деятельность той или иной системы.

При этом следует отметить, что в предложенной к рассмотрению и коррекции первичной версии Критериев, переданной юристами Рабочей группы ОП РФ, нами был сделан ряд замечаний. Мы предложили внести некоторые поправки в этот документ с учётом интересов не узкой группы коммерческих реабилитационных учреждений с высокотехнологичным оборудованием и профессиональными высокооплачиваемыми кадрами, а широкого спектра организаций, в том числе не входящих в крупные общероссийские сетевые проекты и альянсы, работающие с небольшими группами наркозависимых в стационарных условиях, в том числе в сельской местности с вынужденно низкими бюджетными расходами.

К 1 апреля 2016 года после трех экспертных совещаний на площадке Общественной Палаты, взяв за основу правки протоиерея Сергия Белькова, не учтя некоторые весьма существенные замечания, президент Независимой наркологической лиги Руслан Исаев предлагает к принятию и утверждению документ, который, по нашему мнению, не может считаться итоговым и окончательно согласованным со всеми заинтересованными сторонами. При этом, что считаем необходимым подчеркнуть особо, вызывает удивление, почему участие группы о. Сергия Белькова в подготовке данного варианта Критериев оценки деятельности учреждений по реабилитации и ресоциализации наркозависимых не упоминается нигде, хотя она и является основным их разработчиком.

Между тем, считаем необходимым отметить следующие сохранившиеся или частично сохранившиеся недоработки.

Раздел 1 Критериев: "Оценка базовых условий для социальной реабилитации и ресоциализации" содержит пункты, обязательные к исполнению.

Пункт 2. Первоначально было "Оснащение здания специальными средствами, обеспечивающими пожарную безопасность". И далее: "Предлагается применить стандартные требования по пожарной безопасности для учреждений: оснащение здания специальными средствами, обеспечивающими пожарную безопасность: охранно-пожарная сигнализация, светящиеся в темноте планы эвакуации по одному на этаж, датчики пожарно-охранные на каждое помещение, датчики со звуковой сигнализацией – по одному на каждый этаж, звуковые и световые извещатели настенные и надверные (стрелки, таблички с указанием путей эвакуации), исправные огнетушители (у выходов, и по одному на два помещения в доступных местах). Обязательно наличие незахламленного аварийного выхода". Приняли этот вариант, несмотря на то, что в условиях сельских реабилитационных общин такое требование невыполнимо. Мы предложили иную формулировку, несколько сократив перечень, что требует согласования в федеральных службах: "Оснащение здания реабилитационного учреждения специальными средствами, обеспечивающими пожарную безопасность: стрелками, табличками с указанием путей эвакуации, исправными огнетушителями (у выходов, и по одному на два помещения в доступных местах), ящиками с песком, лопатами, баграми, ведрами на спецщитах, а также наличие незахламленного аварийного выхода или отсутствия решеток на окнах жилых помещений для эвакуации".

Пункт 3. Условия размещения пациентов, в помещениях отвечающих требованиям СП 2.1.2.2844-11 "Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, оборудованию и содержанию общежитий для работников организаций и обучающихся образовательных учреждений" утвержденной Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 23 марта 2011 г. №23. Общежитие для работников и учащихся образовательных учреждений – это не реабилитационные учреждения и соответствие таким нормативам в условиях тех же сельских реабилитационных учреждений невозможно в полном объёме, о чём уже трижды сообщал о. Сергий, однако его предпочли не услышать. Этот пункт остался в итоговой версии на 01.04.2016 г., несмотря на невозможность его исполнения всеми реабилитационными учреждениями, претендующими на включение в реестр участников Национальной системы комплексной реабилитации и ресоциализации лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в немедицинских целях. Если его сохранить, будет масса претензий к предвзятости Рабочей группы ОП РФ и попытке монополизировать данный сектор оказания социальных услуг, исключив таким образом поддержку небольших реабилитационных общин в сельской местности, тем самым поставив их на грань выживания.

Пункт 4, безусловно, необходим: "Наличие Устава (Положения о центре), в котором прописаны цель и задачи реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц, оказание социальных услуг по реабилитации наркозависимых с обеспечением проживания (код ОКВЭД 85.31) или без обеспечения проживания (ОКВЭД 85.32)".

Пункт 5, "Наличие у проходящих реабилитацию лиц регистрации по месту пребывания в соответствии с законодательством РФ", на практике невыполним. Регистрация требуется при пребывании свыше 90 дней. Также УФСИН для условно осужденных устанавливает некоторые ограничения в каждом конкретном случае. Поэтому предложенная нами, но не учтенная, более широкая формулировка, по нашему мнению, будет применима ко всем возможным случаям. Поэтому нами была предложена иная формулировка: "Законность пребывания проходящих реабилитацию лиц в учреждении, наличие у них документов, идентифицирующих личность".

Пункт 6, "Предоставление кандидату на реабилитацию полной информации о работе центра, о правах и обязанностях проходящего социальную реабилитацию и ресоциализацию лица с заключением письменного договора между проходящим реабилитацию лицом и центром об оказании помощи по социальной реабилитации и ресоциализации", не полон. Помимо кандидата на реабилитацию с данной информацией в обязательном порядке должны быть ознакомлены родственники, оплачивающие реабилитационную программу или вносящие пожертвоание на счет учреждения или его руководителя. Они здесь не упоминаются. Нет упоминания и о наличии программы учреждения, с которым должен знакомиться реабилитант или его родственники. Да и само такое учреждение здесь называется "центр", хотя такого термина как "реабилитационный центр" не существует. Либо это называется "реабилитационное учреждение", либо "учреждение, оказывающее услуги в сфере медико-социальной реабилитации и ресоциализации", либо "в сфере социальной реабилитации (без лечения) и ресоциализации".

Вообще, необходимо отметить, что в такого рода документах в его начале необходим глоссарий – словарь, поясняющий каждый специализированный термин, чего пока в данном варианте Критериев нет.

Пункт 7. "Продолжительность постреабилитационной амбулаторной программы реабилитации по договору не менее трех месяцев". Первоначально было прописано просто амбулаторной реабилитационной программы, после внесения правок о. Сергия Белькова было дополнено "постреабилитационной", а срок "от одного до трех месяцев" был заменен на "не менее трех месяцев", с чем теперь невозможно не согласиться.

Пункт 8. "Продолжительность стационарной программы реабилитации по договору не менее шести месяцев". Однако же существуют и трехмесячные реабилитационные программы. И как тогда быть, не включать их в Реестр?!..

Вторую часть пункта 9 "Предоставление проходящему реабилитацию лицу права на досрочный выход из реабилитационной программы с прекращением сотрудничества с центром" предлагалось нами исключить, в связи с тем, что если каждому реабилитанту на входе в программу предлагать такое право, то резко возрастает вероятность, что он досрочно выйдет из программы, что резко ухудшит его прогноз на длительную ремиссию.

Наличие требования в пункте 10 "Весь консультантский состав должен пройти переподготовку согласно Профессиональному стандарту "Специалист по реабилитационной работе в социальной сфере", утвержденного приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 18 ноября 2013 г. N 681н г. Москва, и иметь базовые навыки консультанта по химическим зависимостям, в которые в обязательном порядке входят навыки индивидуального и группового психологического консультирования, семейной психологической коррекции. На переходный период (несколько месяцев) допускается наличие в штате центра не менее 50% консультантов прошедших переподготовку" выполнимо только для реабилитационных учреждений, функционирующих на основе программы "12 шагов" (т.н. "Миннесотская модель"). Для иных они неосуществимы.

Пункт 11 "Наличие договоров с лечебно-профилактическими учреждениями с целью наблюдения за состоянием здоровья реабилитируемых лиц (психиатрическая, наркологическая, терапевтическая)" был дополнен уточнением в скобках после предложения протоиерея Сергия Белькова, поэтому нареканий не вызывает, кроме исключенных оттуда требования о наличии обязательного договора со стоматологом из близлежащего профильного государственного учреждения. Также здесь не указана система оплаты труда медицинских специалистов в рамках договора – либо по системе обязательного медицинского страхования (ОМС) при наличии полисов медицинского страхования, выдаваемых по месту постоянной регистрации или пребывания, либо в частном порядке оплатой услуг наличным или безналичным расчетом.

В пункте 12 о необходимости наличия у поступающего в реабилитационную программу необходимой медицинской документации отсутствует упоминание о необходимости прохождения до включения в программу или в первые 7 суток пребывания в ней для лиц женского пола врача-гинеколога, что исключит возможность наличия беременности, делающей практически невозможной дальнейший реабилитационный процесс в соответствии с программой, следовательно, повышающей риск досрочного выхода из нее и рецидива наркомании с повышенной вероятностью повреждения плода. Осмотр врачом-дерматологом, по нашему мнению, также должен являться обязательным, поскольку в Реестр планируется вводить реабилитационные учреждения, работающие не только со сравнительно высокообеспеченными слоями населения, но и с так называемыми маргинальными группами, среди которых нередки такого рода заболевания.

Раздел 2 "Оценка процесса социальной реабилитации и ресоциализации" также содержит ряд спорных моментов, которые, к сожалению, Рабочей группой остались неучтены, несмотря на предложения устранить недочеты на этапе до их утверждения экспертным составом.

В частности, требование о наличии у учреждения программы социальной реабилитации, составленной, исходя из нормативов мероприятий для каждой из действующих моделей реабилитации: терапевтическое сообщество, миннесотская модель, конфессиональная модель, трудовая коммуна, некорректно, поскольку модели могут быть смешанными, а понятие "конфессиональная модель" может включать в себя как участие в процессе традиционных для России религиозных конфессий, так и новых религиозных движений, в том числе из числа тоталитарных деструктивных культов, что, по нашему мнению, недопустимо. Данный пункт, безусловно, нуждается в переработке.

При этом пункт "Недопущение к участию в социальной реабилитации и ресоциализации религиозных организаций, использующих сектантские инструменты в работе", где они далее перечислены, составлен некорректно и, безусловно, должен быть вынесен по отдельным подпунктам в нижеследующий раздел Критериев невключения/исключения из Системы. При этом необходимо понимать невозможность употребления "сектантский инструмент" в виду отсутствия юридической формулировки "секта" в российском законодательстве, федеральных законах и подзаконных актах. Манипулирование сознанием, запрещенные технологии реформирования мышления, подавление воли участников реабилитационных программ – это те моменты, которые обязательно должны быть отражены в Критериях исключения из реестра в случае доказательства их деструктивного, разрушающего действия на личность реабилитанта. Над ними, безусловно, еще предстоит поработать экспертному сообществу.

Есть у нас и другие замечания. Так, в пункте "Открытость реабилитационного сообщества, транспарентность (прозрачность) всех аспектов ее деятельности, всех фаз реабилитационного процесса" перечисление того, что понимают под открытостью эксперты Рабочей группы ОП РФ, в частности, "видеонаблюдение за работой реабилитационного центра с возможностью ретроспективного просмотра записи. Согласие проходящих реабилитацию на осуществление непрерывного видеонаблюдения", не может соответствовать морально-нравственным установкам всех участников Национальной системы, особенно конфессиональной направленности.

Поддерживаем предложенное нами в конце прошлого года и принятое Рабочей группой ОП РФ упрощение критерия со сложного к исполнению требования: "Наличие служб первичного контакта (контактно-информационного телефона и/или телефона доверия, консультативной службы, служб по связям с общественностью) + наличие у этих служб верифицированной и обновляемой базы данных по ресурсам помощи и профильным организациям в регионе", до "Наличие контактно-информационного телефона и официального сайта реабилитационного учреждения". Более простая и вполне реальная к исполнению формулировка. А вот пункт требований "Ведение статистического учета лиц, проходящих, завершивших и незавершивших реабилитационную программу, а также сбор сведений о длительности ремиссии и качестве жизни выпускников реабилитационного учреждения (трудоустройство, семейный статус, образование) в последующий 1 год путем опроса родственников совместно с представителями отделов межведомственного взаимодействия региональных управлений ФСКН России", указанные как рекомендуемый пункт Критериев, уже, к сожалению, не соответствует духу времени. Как известно, 5 апреля 2016 года Президентом России подписан Указ №156, согласно которому функции Госнаркоконтроля и Федеральной миграционной службы переданы в систему Министерства внутренних дел России (см. здесь).

На данный момент невозможно понять, кто теперь будет координировать сектор реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц, его качество, а также осуществлять фильтрацию претендентов на включение в Нацсистему и рекомендовать исключение включенных учреждений в случае выявления их деструктивности. Однако это не снимает с повестки дня вопрос доведения до логического завершения процесса их оптимизации с учетом интересов всего широкого спектра различных учреждений, осуществляющих работу по возвращению в общество в прошлом наркозависимых лиц без прошлых психологических и морально-нравственных дефектов. И такие пункты как "Обеспечение формирования навыков здорового образа жизни с установками на трезвость, отказ от употребления наркотических средств и психотропных веществ"; "Восстановление навыков самообслуживания, профессиональных навыков"; "Создание условий для личностного роста, повышения социальной активности (выполнение обязанностей, принятие ответственности за свою жизнь и деятельность), формирования и развития навыков разработки и реализации жизненных стратегий, социально желательной смысложизненной и ценностной ориентации, а также реинтеграции в общество"; "Социальная поддержка (помощь в восстановлении документов, содействие в трудоустройстве, получении образования, решении социальных и семейных проблем)"; "Использование практики наставничества, социально-психологической, педагогической и духовной поддержки включенных в реабилитационную программу лиц"; "Включение в процесс восстановления отношений значимых для реабилитируемого лиц, близких родственников, не употребляющих наркотические средства и психотропные вещества", обретут новое звучание в перечне не просто Критериев, рекомендуемых к исполнению реабилитационными учреждениями, а будут прописаны раз и навсегда в целях и задачах каждого из них без исключения.

Для этого мы рассчитываем на очередной, будем надеяться, финальный созыв независимого, свободного от всяких корпоративных интересов, рабочего экспертного совещания на площадке Комитета по физической культуре, спорту и делам молодёжи Государственной думы, где и будет создан уникальный для нашей страны продукт, позволяющий не только поставить так нужный нам сейчас фильтр на недобросовестные, откровенно опасные для личности, государства и общества, национальной безопасности "благотворительные" проекты изначально зарубежного происхождения, но и поддержать всё более ослабевающие ростки интересных инновационных реабилитационных программ в различных регионах России, которые в силу нарастающего финансового кризиса практически поставлены на грань выживания и в ближайшем времени могут прекратить свою деятельность.

С соответствующими для общероссийского криминального и морально-нравственного климата откровенно неблагоприятными последствиями.

09.04.2016

Об авторах

Протоиерей Сергий Бельков, руководитель епархиальных реабилитационных центров для наркозависимых Выборгской и Приозёрской епархии (Ленинградская область);

Каклюгин Н.В., врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук, председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации "Матери против наркотиков" в Краснодарском крае

Каклюгин Николай Владимирович
врач психиатр-нарколог

Лифт в подвал. Интервью с Николаем Валуевым

"Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был постоянно чем-то занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Нужно быть всегда при деле: многие проблемы - от праздного образа жизни..."

Кокаин был проклятием нашей молодости

Статья посвящена сравнительно мало изученному историческому факту – влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского потребления наркотических средств в России и странах Запада...

Как сходит с ума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ"...

О реальных последствиях потребления наркотиков для психического и телесного здоровья потребителей, а также социального здоровья России – в материале к.м.н., врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина.

Афганистан превращается в крупнейшего мирового производителя наркотиков

Через год после появления в Афганистане иностранных войск во главе с США некоторые страны с тревогой начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте объемов контрабанды героина...

Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков"

Agilent Technologies является мировым лидером в области лабораторного оборудования, которое используется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа"

В последнее время в крупных городах России участились случаи употребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота или "веселящего газа"...

Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 2013 год

Годовой доклад МККН за 2013 год является важной вехой – это 45-й годовой доклад Комитета с момента его учреждения в 1968 году в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года.

Московский
научно-практический
центр наркологии

Российская
наркологическая
лига

Государственная программа РФ "Противодействие незаконному обороту наркотиков"

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Информационно-публицистический сайт "Нет - наркотикам" © 2001-2017 ООО "Независимость" contact@narkotiki.ru
Cвидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35683 выдано
Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования